Страны Европы и США в начале XX века

Категория: История XX - начала XXI века

Оглавление:


Концентрация производства и капитала. Старые и новые лидеры


Начнем с производства. Как вы уже знаете, бурное развитие промышленности в последние десятилетия XIX в. сопровождалось появлением новых, технически более совершенных и производительных машин, транспортных средств и т. д. Это вело к укрупнению производства.

В новых отраслях промышленности (автомобильной, химической, электротехнической и др.) за относительно короткий срок был пройден путь от первых опытов в полукустарных мастерских до создания мощных предприятий.

Приведём пример. В 1893 г. Г. Форд испытал свой первый изготовленный в мастерской автомобиль, который, по его признанию, «напоминал крестьянскую тележку». В 1903 г. уже было основано «Общество автомобилей Форда», в 1906 г. построено первое трёхэтажное заводское здание. К началу Первой мировой войны предприятия Форда превратились в своего рода империю с филиалами в Англии, Австралии и других странах. Здесь производилось 248 тыс. автомобилей в год.

О росте автомобильного производства Г. Форда рассказывают данные таблицы.




Год


Площадь, занимаемая предприятием (в акрах)


Число работающих

Количество филиалов


Количество выпускаемых автомобилей в год


1903


0,28


311


1


1780


1908


2,65


1908


14


6181


1911


32


4110


Нет данных


45 000



Укрупнение предприятий, концентрация промышленного производства происходили не только вследствие развития технологий. Дело было ещё и в том, что в условиях бурного промышленного роста усиливалась конкуренция. Чтобы укрепить свои позиции в той или иной отрасли, предприятия объединялись в картели, синдикаты, тресты. Степень взаимодействия участников в этих объединениях различалась. В картелях, например, предприятия договаривались об объёме производства, рынках сбыта, ценах на однородную продукцию, но сохраняли финансовую и производственную самостоятельность. А в трестах они полностью переходили под единое управление, становились пайщиками одной компании. Цель названных объединений состояла в том, чтобы занять монопольное (единовластное, господствующее) положение в своей отрасли. Отсюда их общее название — монополии.

Признанной «страной трестов» стали Соединённые Штаты Америки. В 1900 г. монопольные объединения, численно составлявшие 8% всех предприятий этой страны, выпустили 59,9% промышленной продукции, а к 1913 г. увеличили этот показатель до 80%. Крупнейшие из монополий часто распространяли свою власть сразу в нескольких отраслях, чтобы контролировать и производство, и доставку той или иной продукции. Так, нефтяной трест семейства Рокфеллеров «Стандард ойл» к началу XX в. контролировал 90% всей продукции нефти в США. Помимо нефтяных месторождений, он владел 70 тыс. км нефтепроводов, океанскими пароходами. Позже в трест вошли предприятия газовой и электротехнической промышленности, заводы по производству цветных металлов и др.
Сходные явления имели место в других странах. В Германии две крупные компании — «Сименс-Гальске» и Всеобщая компания электричества (АЭГ) — производили около 2/3 продукции электротехнической промышленности, в судостроении также господствовали две компании — «Северогерманский Ллойд» и «Гамбург — Америка». В автомобильной промышленности Франции тон задавали две мощные фирмы — «Рено» и «Пежо». Наряду с концентрацией производства происходила концентрация капитала. В 1909 г. девять берлинских банков контролировали 83% всего финансового капитала страны, в это же время в Великобритании 12 банков управляли 70% всего банковского капитала.


Борьба между промышленными и финансовыми монополиями шла не только за внутренние, но и за внешние рынки. Первые места по капиталовложениям за пределами своих стран в начале века занимали Великобритания и Франция. Британская буржуазия предпочитала вкладывать средства в колонии, где можно было получить большие прибыли за счёт дешёвого сырья и нещадной эксплуатации рабочей силы. Французские капиталы чаще вывозились за границу в виде займов под высокие проценты. Францию не без оснований называли «ростовщиком Европы». К началу Первой мировой войны в числе должников французских банков были Россия, Великобритания, Испания и другие государства.

В начале XX в. стала особенно заметна неравномерность темпов развития в группе ведущих стран мира. США и Германия, позже вставшие на путь индустриализации, догоняли по многим экономическим показателям традиционных лидеров — Великобританию и Францию. США выдвинулись на первое место в мире по выплавке стали, добыче угля и нефти, производству электричества и выплавке меди. Германия обогнала Великобританию по производству стали и чугуна.

Борьба за «место под солнцем»


Растущая экономическая мощь и интересы монополий подталкивали новых лидеров к вступлению в борьбу за источники сырья и рынки сбыта, за сферы прибыльного вложения капиталов. США, опоздав к колониальному разделу мира, стали настойчиво искать и расширять зоны своего экономического и политического влияния в разных регионах, в первую очередь в Латинской Америке.

В конце XIX в. особое внимание североамериканского капитала привлекла Куба, находившаяся под властью Испании. Монополии США почти полностью контролировали на Кубе производство сахара, табачную промышленность, владели рудниками и железными дорогами. В апреле 1898 г. США потребовали от Испании предоставить Кубе независимость. Испания ответила отказом. Началась испано-американская война. Явное превосходство американского флота привело к скорому её завершению. Уже в декабре 1898 г. был подписан мирный договор, по которому Испания отказалась от прав на Кубу, Пуэрто-Рико и другие острова в Вест-Индии, а также от владений в Тихом океане — острова Гуам и Филиппинских островов (до этого США захватили ещё и Гавайские острова).

Освободившаяся от колониальной зависимости Куба фактически оказалась под контролем США. На Филиппинах, население которых в течение нескольких лет боролось за независимость, американские войска проводили беспощадные акции «усмирения». На Гавайских островах, в бухте Пёрл-Харбор, была развёрнута крупная военная база США. Объектом интересов США стал также Китай, где предлагалось проводить политику «открытых дверей» (т. е. свободной деятельности всех иностранных компаний). В начале XX в. США предприняли новые шаги по расширению своего влияния в мире. Они способствовали провозглашению независимости Панамы (до этого одной из провинций Колумбии). Сразу вслед за этим был подписан договор, предоставлявший США исключительные права на зону Панамского перешейка, где предусматривалось построить канал, связывающий Атлантический и Тихий океаны.

Планы расширения «жизненного пространства», зарубежной экспансии активно разрабатывались с конца XIX в. в Германии. Известный политик Б. фон Бюлов (в 1900—1909 гг. — канцлер Германии), выступая в рейхстаге в 1897 г., заявил: «Времена, когда немец уступал одному соседу сушу, другому — море, оставляя себе одно лишь небо... — эти времена миновали... Мы требуем и для себя места под солнцем». Планы не расходились с делом. В 1897 г. германский военно-морской десант высадился в китайской провинции Шаньдун, а в следующем году был подписан договор, превращавший эту провинцию в германскую сферу влияния.

В 1899 г. Германия приобрела у Испании, потерпевшей поражение в войне против США, Каролинские и Марианские острова (кроме о. Гуам). Началось экономическое проникновение Германии в Османскую империю и другие страны Ближнего Востока (особое значение имели концессии на строительство железных дорог). Не была оставлена без внимания и Африка, где первые колониальные захваты Германия осуществила ещё в 1880-е годы. В первые десятилетия XX в. германская дипломатия боролась за возможность участвовать в колониальной эксплуатации Марокко, против установления в этой стране французского господства, но, несмотря на два спровоцированных ею марокканских кризиса, вынуждена была отступить.

Социальные движения


Быстрое промышленное развитие стран Европы и Северной Америки в конце XIX — начале XX в., рост городов, увеличение доли рабочих и служащих в общей численности населения сопровождались расширением и активизацией социальных движений. Цели этих движений заключались в отстаивании насущных интересов различных слоёв и групп общества.

Всё более массовым и организованным становилось рабочее движение. В 90-е годы XIX в. в большинстве стран Западной Европы и США произошло объединение разрозненных ранее профсоюзных организаций в общенациональные федерации. Это способствовало заметному росту численности профсоюзов. Так, в США число членов Американской федерации труда (АФТ) с 1886 по 1900 г. выросло со 138 тыс. до 868 тыс. человек, а в 1914 г. достигло уже 2 млн, что составляло около 10% всех американских рабочих.

Традиционные задачи профсоюзного движения состояли в борьбе за улучшение условий труда и материального благосостояния рабочих. В начале XX в. для рабочих большинства стран актуальными являлись требования повышения заработной платы и установления 8-часового рабочего дня.

О том, что было за что бороться, свидетельствуют цифры. Например, в США в 1914 г. средняя продолжительность рабочей недели составляла 54 часа. За год произошло около 2 млн несчастных случаев на производстве, каждые 16 минут у станка погибал рабочий. Хотя номинальная зарплата выросла за год более чем на 30 %, цены за это время поднялись на 32 %, а налоги на душу населения увеличились в 3,5 раза. В других странах положение было не лучше. Так, в Германии в конце XIX в. достижением считалось то, что правительство ввело для рабочих обязательный воскресный отдых, рабочий день для женщин был ограничен до 11 часов в день, на фабричных предприятиях запрещался труд детей младше 13 лет.

Характерной чертой рабочего движения в этот период стало распространение анархо-синдикалистских идей («синдикат» — французское название профсоюза). Их последователи отвергали все формы политического господства (в том числе государство) и политической борьбы. Основной организацией рабочего класса, по их представлениям, должен быть профсоюз, главной формой борьбы рабочих — «прямые действия», т. е. стачки, бойкот, саботаж и высшее проявление борьбы — всеобщая экономическая забастовка.

Цифры и факты
Забастовочное движение в странах Европы в 1900—1913 гг.
Франция. Число участников забастовок: 1902 г. — свыше 200 тыс., 1904 г. — около 300 тыс., 1906 г. — 438 тыс. человек.
Великобритания. Число участников забастовок: 1905 г. — 93 тыс., 1906 г. — 217 тыс. человек. В 1912 г. проведена стачка горняков, требовавших, чтобы официально был установлен минимум, ниже которого зарплата не может опускаться. В разгар стачки бросили работу 1 млн горняков и ещё 1 млн рабочих на смежных предприятиях. Правительство вынуждено было принять компромиссный закон «о порайонном минимуме» заработной платы.
Италия. На 1904 —1907 гг. пришёлся общий подъём стачечной борьбы. В 1906 г. был создан объединённый профсоюзный центр — Всеобщая конфедерация труда. В 1907 г. бастовало 576 тыс. человек.


В ходе стачечного движения рабочие не ограничивались требованиями повышения зарплаты и улучшения условий труда. В их выступлениях всё чаще звучали и политические лозунги. Это было связано с влиянием социалистических партий, представлявших политические интересы людей труда.

В социалистическом движении многих стран в конце XIX — начале XX в. происходило объединение разрозненных прежде партий и организаций. Во Франции, например, пришлось преодолевать сильную раздробленность движения, в котором последователи Ж. Геда, Ж. Жореса и некоторых других лидеров представляли особые течения. В 1905 г. была создана объединённая социалистическая партия. В Великобритании в 1900 г. возник Комитет рабочего представительства, учредителями которого стали тред-юнионы (профсоюзы) и отдельные социалистические партии. В 1906 г. на основе комитета оформилась лейбористская партия.

Объединение социалистических партий способствовало усилению их позиций. Представители социалистов всё чаще проходили в парламенты своих стран. Более того, у них появилась возможность участвовать в работе правительственных органов. Одним из первых случаев такого рода стало вхождение в 1899 г. социалиста А. Мильерана в состав французского правительства в качестве министра торговли и промышленности. «Казус Мильерана» получил широкую огласку, а вопрос, вступать или не вступать в буржуазное правительство, вызвал бурные споры (в том числе на конгрессе II Интернационала в Париже в 1900 г.) и даже раскол среди французских социалистов.

В отношении к этому событию отразились принципиальные разногласия по вопросам стратегии и тактики борьбы, выбора реформистского или революционного пути достижения поставленных целей, существовавшие в социалистическом движении. Одни его представители, например Э. Бернштейн, видели возможность постепенного «перерастания капитализма в социализм» путём реформ и расширения социальных завоеваний трудящихся. Другие — А. Бебель, К. Либкнехт, Р. Люксембург — выступали за социалистическую революцию, установление диктатуры пролетариата и отвергали любое «соглашательство с буржуазией». Третьи — К. Каутский, Р. Гильфердинг и другие — занимали промежуточную, центристскую, позицию. Споры между сторонниками названных течений не затихали вплоть до начала Первой мировой войны. События же первых десятилетий XX в. всё больше переводили существовавшие разногласия из области теоретических дискуссий в область политической практики и конкретных действий, от которых зависели судьбы тысяч людей.

Наряду с промышленными рабочими борьбу за свои интересы вели и другие группы трудящихся. В США с конца XIX в. усилилось движение фермеров. Объединяясь в «фермерские альянсы» (союзы), они организовывали хранение и сбыт своей продукции, выступали против монопольных цен на перевозки, устанавливавшихся железнодорожными корпорациями, против земельных спекулянтов. В Италии в конце XIX — начале XX в. большого размаха достигло движение малоземельных крестьян и батраков на юге страны — в Сицилии и других областях.

Итальянские крестьяне отказывались от уплаты налогов, нападали на муниципалитеты (местные органы власти), помещичьи усадьбы. В ходе борьбы создавались крестьянские организации — лиги. В 1901 г. образована Национальная федерация трудящихся крестьян. Выступления крестьян безжалостно подавлялись полицией и правительственными войсками. В 1904 г. были расстреляны демонстрации батраков на островах Сардиния и Сицилия, что вызвало забастовку протеста итальянских рабочих.

Франция в 1907 г. была потрясена выступлением крестьян-виноделов. Оказавшись в бедственном экономическом положении, они потребовали от правительства помощи, отказывались платить налоги.

Крестьяне объединились в Генеральную конфедерацию виноделов, провели несколько крупных демонстраций. Во время подавления волнений один из присланных правительством полков отказался стрелять в крестьян. Лишь крупные воинские силы смогли навести порядок.

В этот период во Франции участились выступления государственных служащих: учителей, работников почт, телеграфа, железных дорог. Они добивались повышения своего крайне низкого жалованья. В ответ на это правительство приняло закон, запрещавший государственным служащим организовывать профсоюзы и проводить забастовки.

В конце XIX — начале XX в. активизировалось феминистское движение. Его участницы выступали против разного рода ограничений в отношении женщин. Так, перед Первой мировой войной всеобщее избирательное право (распространявшееся и на женщин) существовало лишь в Норвегии, Австралии, Новой Зеландии. Во Франции, например, в конце XIX — начале XX в. избирательных прав не имели три группы населения — женщины, военные и жители колоний.

На производстве женщины за равный с мужчинами труд получали в 1,5—2 раза меньшую плату. Женщины не были равноправны с мужчинами и в семейных отношениях. Для них ограничивались возможности получить высшее образование, стать, например, врачом, преподавателем в университете, юристом.

Из записей Анны Мартин, участницы движения за женские права в Англии (1910):
«Я встаю в 4.45 утра, немного убираюсь и кормлю мужа завтраком. Он должен выйти из дома до 6 часов. Затем я поднимаю и умываю детей, даю каждому ломтик хлеба с маслом и остатки чая и оставляю овсяную крупу и сахар для Гарри, чтобы он позже приготовил для остальных (Гарри 10 лет). Затем я убираю постели и отвожу младшего ребёнка к миссис Т. Моя работа начинается в 7 часов. В 8.30 нам приносят кружку чая, и я ем принесённый с собой хлеб с маслом. В обеденный перерыв я раньше ходила домой, но теперь мои ноги так плохи, что я покупаю в лавке чашку кофе за полпенни и съедаю остаток того, что принесла из дома. В 4.30 вечера я выпиваю чашку чая. Около 7 часов вечера я бываю дома. Развожу огонь, кормлю мужа обедом и готовлю постели. Потом я что-нибудь чиню или штопаю и в 11 часов вечера обычно ложусь спать».


Нетерпимость существовавшего положения осознавалась особенно остро по мере того, как женщины всё больше вовлекались в трудовую и общественную деятельность. Женщины-работницы стали активнее участвовать наряду с мужчинами в борьбе за улучшение своего материального положения. Представительницы среднего класса в течение нескольких десятилетий вели борьбу за предоставление женщинам избирательных прав. Активистки этого движения — так называемые суфражистки — устраивали митинги, публично нападали на официальных лиц, которые, по их мнению, препятствовали предоставлению женщинам права голоса, били стёкла в их домах и т. д. Будучи арестованными за свои действия, они объявляли в тюрьме голодовки. Достичь поставленных целей феминисткам удалось уже после Первой мировой войны.

Реформизм в начале XX века


Рост выступлений рабочих и других групп трудящихся в большинстве стран Европы и Северной Америки, события российской революции 1905— 1907 гг. подталкивали власть имущих к некоторым уступкам, преобразованиям в социальных и политических отношениях. Во многих европейских государствах первое десятилетие XX в. стало временем реформ, которые проводились пришедшими к власти либеральными силами.

Один из ярких примеров социального реформизма — деятельность либеральных правительств в Великобритании (1906—1916). Идеологом этого курса был популярный общественный деятель и незаурядный политик Д. Ллойд Джордж.

Дэвид Ллойд Джордж (1863—1945) родился в семье бедного учителя в Уэльсе, рано лишился родителей. Не имея возможности платить за образование, самостоятельно изучил юридическое дело и начал работать в адвокатской конторе. Получив определённую популярность, добился избрания в парламент, стал известным деятелем Либеральной партии. В декабре 1905 г. вошёл в состав либерального правительства. В 1916—1922 гг. являлся премьер-министром Великобритании.

Д. Ллойд Джордж (слева) и У. Черчилль. 1908 г.Д. Ллойд Джордж (слева) и У. Черчилль. 1908 г.
Д. Ллойд Джордж (слева) и У. Черчилль. 1908 г.

Левое крыло Либеральной партии, к которому он принадлежал, пыталось выступить в роли посредника между предпринимателями и рабочими. В 1906 г. был принят новый закон о компенсации работникам, пострадавшим при несчастных случаях на производстве, в 1908 г. установлен 8-часовой рабочий день для шахтёров. Вводились пенсии для отдельных групп рабочих по достижении 70-летия. Сами рабочие называли их «пенсиями для покойников», поскольку дожить до этих лет тяжело работавшим людям было трудно. Позже появился закон о социальном страховании рабочих по болезни, инвалидности и безработице. В 1909 г. Д. Ллойд Джордж в качестве министра финансов предложил новый бюджет (распределение доходов и расходов) страны, который сам назвал «народным». В нём выделялось около 10 млн фунтов на социальные расходы, планировалось увеличение налогов с зажиточных слоёв населения. Однако в этом же бюджете почти в четыре раза больше средств, чем на социальные нужды, отводилось на усиление военно-морского флота. «Сын народа», как представлял себя Ллойд Джордж, служил империи и ставил на первое место её интересы.

В Италии в первое десятилетие XX в. проводился курс «прогрессивного либерализма», идеологом которого стал Джованни Джолитти (1842—1928). Он считал, что революционный натиск «народных классов» может быть предотвращён, если принять прогрессивные социальные законы. Либеральные правительства восстановили отменённые ранее политические свободы, право создания профсоюзов, усилили ограничения на использование детского и женского труда в промышленности, ввели обязательное 6-летнее школьное обучение. Совершенствовалось трудовое законодательство. В то же время либералы провели законы, отменявшие право железнодорожников, государственных служащих на забастовку.

Попытки урегулирования экономических и социальных противоречий предпринимались в этот период и в США. Президент Теодор Рузвельт (занимал этот пост в 1901—1909 гг.) провозгласил кампанию против злоупотреблений монополий. Были приняты законы в области охраны природных богатств страны, против бесконтрольного использования земель и водных ресурсов. Специальными постановлениями вводился контроль за качеством пищевых продуктов и медикаментов, чтобы предотвратить злоупотребления компаний-производителей.

Преобразования, проводившиеся в названных странах, касались разных социальных проблем. Общим было то, что они стали возможны благодаря многолетней, настойчивой борьбе многих людей. Реформы нередко оказывались половинчатыми, реальные результаты не всегда соответствовали обещаниям. Но всё же они расширяли права трудящихся и демократические права в целом.

Национальные отношения и национальные вопросы


Важной проблемой для многих европейских стран в начале XX в. были отношения между населявшими их народами. Это касалось прежде всего многонациональных империй, сложившихся в течение столетий и основывавшихся на подчинении господствовавшей нацией других, как иногда говорили, «малых» народов. Но малых народов не бывает, каждый из них значителен тем, что неповторим и хочет жить на своей земле в соответствии со своим историческим опытом, ценностями и устремлениями.

XIX век стал столетием пробуждения национального сознания народов, входивших в империи. Это касалось как господствовавших, так и подчинённых наций. Во многих европейских странах эти процессы получили название «национальное возрождение». Они нашли яркое выражение в развитии национальных языков, литературы и истории, художественной культуры. Подъём духовной жизни сопровождался заметным продвижением в социально-экономическом развитии. В европейских революциях 1848—1849 гг. национальный вопрос прозвучал отчётливо и сильно, здесь были свои герои и свои жертвы.

Идеи гражданских прав и свобод, социальной справедливости, которые распространялись и отстаивались в XIX в. различными социальными движениями, не могли не отразиться и на национальных отношениях. Национальный вопрос стал всё чаще обсуждаться в парламентах и политических партиях. Однако стремление обосновать и защитить права народа нередко строилось на идее его национальной исключительности, превосходства над другими. Такая позиция вела к крайнему национализму. История XX в. показала, что он может проявляться как у «великих», так и у «малых» народов. Усиление националистических настроений в начале XX в. стало порождать острые и затяжные конфликты.

Народы Австро-Венгрии в начале XX векаНароды Австро-Венгрии в начале XX века
Народы Австро-Венгрии в начале XX века

Рассмотрим несколько ситуаций, в которых отражалась сложность национальных отношений в Европе в тот период.

Крупнейшим многонациональным государством в Центральной Европе являлась Австро-Венгрия.

В австрийской части государства в конце XIX — начале XX в. особенно обострился «чешский вопрос». Чехия была одной из наиболее развитых в экономическом и социальном отношении частей империи. Естественное стремление чешской буржуазии обеспечить себе прочные позиции в экономической и политической жизни страны дополнялось широким общественным движением чехов за национальное равноправие. В отличие от Венгрии чешские земли в XIX в. не сумели добиться признания своей самостоятельности в рамках империи. В результате многие чешские буржуазные политики (так называемые «младочехи») перешли в оппозицию к венскому правительству. А поскольку в имперском парламенте — рейхсрате — австро-немецкие депутаты составляли меньшинство (43 % голосов), то оппозиционные силы имели возможность практически парализовать его работу.

В конце XIX — начале XX в. камнем преткновения в немецко-чешских отношениях стал вопрос о двуязычии. Бурную реакцию вызвала попытка австрийского правительства ввести в 1897 г. в чешских землях, где до этого официальным языком был немецкий (он использовался в государственных учреждениях, армии и т. д.), второй официальный язык — чешский. Националистически настроенные немецкие организации в Австрии и в самой Чехии (здесь особенно активными были немцы, проживавшие в пограничной с Германией Судетской области) выступили против этого решения. Во многих городах проводились демонстрации сторонников и противников двуязычия. В парламенте происходили стычки между депутатами, так что приходилось вмешиваться полиции. Премьер-министр К. Бадени, подписавший решение о введении двуязычия, был вызван на дуэль немецким националистом и ранен в руку. В результате этих событий правительство ушло в отставку, парламент был распущен. Но «чешский вопрос» остался.

Иной была ситуация в польских землях империи.
Галиция, часть населения которой составляли поляки, имела собственный сейм, польский язык был признан здесь официальным. Аристократы и шляхта поддерживали центральную власть, занимали высокие посты в имперских органах управления. Польское население Галиции имело более благоприятные условия для национального развития, чем поляки, проживавшие в Германии и России. Вместе с тем украинское население Галиции оказалось под двойным гнётом — со стороны австрийских властей и польских помещиков.

В Венгрии, добившейся в 1867 г. статуса самостоятельной части «двуединого» государства, существовали свои национальные проблемы. С одной стороны, венгерский сейм (парламент) выступал за расширение независимости Венгрии, введение самостоятельной армии, учреждение венгерского национального банка, за таможенное отделение от Австрии и т. д. С другой стороны, сохранялось неравноправное, угнетённое положение невенгерского населения — словаков, румын, русинов, хорватов, словенцев и др. Оно особенно осложнялось в связи с провозглашением «единой венгерской политической нации».

В школьном образовании применялся тезис: «В Венгрии живут только венгры». Власти стремились сокращать число невенгерских национальных школ и культурно-просветительных учреждений. В 1907 г. венгерский язык был введён как язык обучения в большинстве «народных школ» (в средних школах это было сделано ещё раньше). В результате постепенно «мадьяризировались» школы словаков и закарпатских украинцев.

Национальное неравноправие, политика мадьяризации вызывали разное отношение у людей невенгерских национальностей. Одни предпочитали приспособиться к существовавшему положению, другие решались на борьбу против него. Особенно острая ситуация сложилась в Хорватии, население которой всё активнее выступало против подчинения Венгрии. В начале века Хорватия постоянно находилась на «чрезвычайном положении». В 1912 г. в ответ на подъём освободительного движения венгерское правительство распустило хорватский сейм и приостановило действие конституции на территории Хорватии.

Национальные противоречия, пронизавшие австро-венгерское государство сверху донизу, часто отодвигали на задний план другие проблемы. Даже социал-демократическая партия Австрии в конце XIX в. раскололась на шесть национальных партий: австрийскую, чешскую, польскую, украинскую, южнославянскую и итальянскую. В чешских землях нередки были случаи, когда на одном предприятии действовали две профсоюзные организации — чешская и немецкая. Национальные проблемы, с трудом улаживаемые в мирное время, могли оказаться серьёзной угрозой целостности империи при малейших потрясениях.

Ареной национального противостояния становились в этот период не только многонациональные империи. В Великобритании в начале XX в. с новой остротой дал о себе знать ирландский вопрос.

Камнем преткновения здесь служило требование о гомруле (самоуправлении) Ирландии. Отношение к нему было разным, часто взаимоисключающим. За достижение самоуправления законодательным путём выступала Ирландская парламентская партия. Другую позицию занимала партия «Шин фейн» (в переводе — «Мы сами»), основанная в 1905 г. группой ирландских политических деятелей во главе с А. Гриффитом. Она призывала к ненасильственному сопротивлению угнетателям, включая отзыв ирландских парламентариев из палаты общин и созыв народной ассамблеи, к бойкоту английских товаров и т. д. За независимость Ирландии выступала Ирландская социалистическая партия. Наиболее решительные позиции занимало возродившееся в эти годы Ирландское республиканское братство, которое стремилось к освобождению Ирландии вооружённым путём.

Ольстер. Демонстрация против гомруля. 1912 г.Ольстер. Демонстрация против гомруля. 1912 г.
Ольстер. Демонстрация против гомруля. 1912 г.

Против предоставления Ирландии самоуправления выступали английские консерваторы и часть протестантского населения в самой Ирландии. Это были в основном крупные землевладельцы и предприниматели, потомки англо-шотландских завоевателей Ирландии. Они предлагали сохранить в составе британского королевства если не всю Ирландию, то её северо-восточную часть — Ольстер. Сторонников этой позиции называли юнионистами (от слова union — союз). В 1912 г. либеральное правительство попыталось провести через парламент закон о гомруле. Ирландские юнионисты заявили, что не подчинятся этому закону, и собрали хорошо вооружённый добровольческий корпус. Офицеры правительственных войск отказались выполнить приказ направиться в Ольстер для подавления мятежа юнионистов (1914). С другой стороны, силы, выступавшие за гомруль, также создали свои вооружённые отряды. Столкнувшись с угрозой гражданской войны в Ирландии, правительство отказалось от введения в действие закона о самоуправлении. Ирландский вопрос остался открытым.

Использованная литература:
Алексашкина Л. Н. / Всеобщая история. XX - начало XXI века.

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • Революционные события 1918 — начала 1920-х годов в Европе
  • Славянские народы и страны в конце XIX - начале XX в.
  • Англия во второй половине XIX — начале XX в.
  • Англия в первой половине XIX в.
  • Германия во второй половине XIX — начале XX в.
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту