Возможность параллели

Категория: Русский оперный театр XIX века

Сейчас сама возможность параллели между гениальной музыкой Глинки и ремесленной аранжировкой испанского танца, исполнявшегося Тальони, кажется немыслимой по другим мотивам. Критикам, подобным Межевичу, явления искусства представлялись в иных пропорциях.

Вернемся к спектаклю. Все танцы (турецкий, арабский, лезгинка) развертывались на узком пространстве первого плана. Танцовщицы и танцоры, очевидно, появлялись из-за кулис - слева и справа. После призывного зова трубы Черномор, погрузив Людмилу в «волшебный сон», убегал со сцены «с частью своей свиты». «Часть хора окружает Людмилу, а другая выступает на авансцену». По-видимому, в финале, кроме спящей Людмилы и хора, не оставалось участников. «Вдали виден полет Руслана с Черномором». Мы знаем, что он протекал в глубине сцены, на девятом плане и, как указывает направление стрелки на планировке Роллера, слева направо. Сцена заливалась голубым светом. По свидетельству В. Стасова, полет «устроен был так грубо и неумело, что по всему синему фону неба, во всю ширину сцены, ярко вырисовывались те толстые... веревки, на которых должны были носиться по воздуху маленькие воспитанники театрального училища, изображавшие в эту минуту Черномора и Руслана».

Неудача эта тем более непонятна, что полеты в русском оперном и балетном театре обычно устраивались хорошо. Руслан, Ратмир и Горислава выходили в финале справа, спускались со ступенек лестницы дворца и подходили к погруженной в сон Людмиле. В режиссерском экземпляре читаем: «Руслан берет Людмилу за руки, стараясь разбудить ее... с отчаянием потрясает ее». Слуги Черномора приближались робко, затем смелее. В финале они уносили Людмилу. Руслан, Ратмир и Горислава следовали за ними.

Опубликовано: 5-03-2013, 02:13

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 3 июля
  • 12 апреля
  • 23 декабря
  • 23 февраля
  • 6 сентября
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту