Транскрипция марша Черномора

Категория: Русский оперный театр XIX века

Лист, создавший транскрипцию марша Черномора, исполнял в Петербурге и Каприс Фольвейера на темы танцев IV действия оперы, написанный, конечно, не без воздействия успеха Андреяновой. «Вариации на темы танцев арабов и лезгинской пляски расположены в его «Каприсе» с большим искусством и эффектом, украшения исполнены вкуса, переходы оригинальны... Можно себе представить, сколько [пьеса] выиграла в исполнении Листа». Успех лезгинки был столь велик, что Андреянова включила ее в репертуар своих выступлений в Москве. Здесь ее исполнение вызвало овации.

Мы задержались на лезгинке потому, что этот танец в передаче Андреяновой, как и исполнение Петрова, Петровой, Артемовского, отвечал воле и желанию композитора. Кроме того, анализ рецензий показывает необоснованность некоторых утвердившихся выводов: многое из того, что не нравилось Булгарину, оказалось достойным уважения. Так и в данном случае.

Незадолго до постановки «Руслана» петербургских балетоманов сводила с ума М. Тальони исполнением «Качучи», подобно тому как в конце 40-х годов покорила зрителей той же «Качучей» ярчайшая романтически-характерная танцовщица эпохи Ф. Эльслер. «Качуча» в исполнении Тальони для балетоманов воплощала «облагороженную» национальную стихию танца. «Лезгинка» в исполнении Андреяновой несла с собой иные черты. В. Межевич с возмущением упоминал в отзыве о «Руслане»: «Знаменитый «лезгинский» танец под звуки музыки на лезгинские мотивы. Говорят иные, что этот танец и эта музыка достойны танцев и музыки Качучи; думая так, по мнению других, значит не иметь нисколько изящного вкуса».

Опубликовано: 5-03-2013, 02:12

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 18 апреля
  • 8 декабря
  • 20 марта
  • 30 января
  • 31 января
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту