Хореография спектакля

Категория: Русский оперный театр XIX века

Хореография спектакляЧерномор усаживался на трон рядом с пришедшей в себя Людмилой. Свита занимала место позади них. Танцы могли развернуться только на переднем плане, остававшемся относительно свободным. Глинка справедливо возмущался тем, что «когда являлся неуклюжий Черномор со свитою своей и полковой музыкой, тогда не было места ни для музыкантов, ни для танцоров».

Утвердилось мнение, что вся хореография спектакля была неудачна. Конечно, Титюс не понял и не мог понять своеобразия музыки танцев «Руслана». Глинка справедливо характеризовал его как человека «весьма ограниченных способностей», тупого и самодовольного.

И все же постановка танцев в III и IV действиях оказалась неравноценной. В III действии Титюс мог повторить (и, конечно, повторил) хореографический ориентальный шаблон. В IV действии ограничиться этим ему не дал Глинка. Отметим, что большинство рецензий противопоставляло «успех» Титюса в III действии «неудаче» в IV. Ф. Кони тоже хвалил танцы III действия. Это не удивительно. Талантливый водевилист и прогрессивный журналист, он оставался консерватором в вопросах хореографии. Кони считал, что балет по своей природе не может воплощать событий «жизни действительной». Его область - мечта, грация, мир поэзии. «Зритель непременно должен быть увлечен в идеальный мир». Этот взгляд разделяли и критики, подвизавшиеся, подобно П. Медведовскому, в «Северной пчеле». Кони писал о «живых и грациозных» танцах III действия оперы, восхищаясь искусством балерин Шлефохт и Смирновой и общей группировкой: «Давно не видали мы также такого стройного кордебалета, как в «Руслане и Людмиле». Кордебалет получает здесь значение и производит приятные группы и картины, что именно и составляет главную его цель».

Опубликовано: 5-03-2013, 02:04

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 1 июня
  • 29 декабря
  • 8 марта
  • 23 октября
  • 10 декабря
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту