Падшая дева

Категория: Русский оперный театр XIX века

Тальони несравненна в роли Елены, олицетворив сладострастие, она оттенила его такою невыразимою прелестью, придала ему столько грации и стыдливости, что сладострастие, очищенное и облагороженное искусством, лишилось отвратительной наглости своей, которая всегда сопутствует пороку. Падшая дева возбуждает в душе вашей глубокое чувство сожаления». Один из современников писал о сцене обольщения, исполняемой М. Тальони: «Выйди из могилы, она в четыре прыжка оказывается на авансцене. Она исполняет танец преисподней, все усиливая и усиливая свое непобедимое очарование, рисуя соблазны опьянения, соблазны азартных игр, соблазны любви».

«Жизнь, оживлявшая» грешных дев, «мало-по-малу исчезает и все они падают в могилы».

Сцена «восстания из гробов», вызывавшая в 30-х годах восторг зрителей, позднее утратила прелесть и очарование. Неистовый романтизм инфернальной картины поблек и увял. Рядом с волшебными девами в «Руслане и Людмиле» монахини-блудницы казались оживленными мертвецами. Правда, еще некоторое время они продолжали соблазнять невзыскательных зрителей, но затем действительно сошли в могилы.

Начиная с 1836 года Петербургский оперный театр осуществил цикл постановок итальянских опер. Многие спектакли благодаря А. Петровой-Воробьевой, О. Петрову, Л. Леонову, М. Степановой, позднее С. Артемовскому оставили заметный след в истории русской оперной сцены.

Первенцем героической итальянской оперы на русской сцене явилась «Семирамида» Россини, в основу сюжета которой положена одноименная трагедия Вольтера.

Опубликовано: 5-03-2013, 01:29

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 29 февраля
  • 27 июля
  • 8 апреля
  • Развитие русской культуры в первой половине XIX в.
  • 21 октября
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту