Необходимость введения новой картины

Категория: Русский оперный театр XIX века

Петрова-Воробьева в трактовке образа шла не от текста, а от музыки. Поэтому даже критики, отрицавшие необходимость введения новой картины, указывали: «В музыкальном отношении новая сцена не уступает лучшим местам оперы Глинки, особенно при мастерском исполнении г-жи Петровой. Впрочем, какая сцена не произведет на вас сильного впечатления, если она исполняется Воробьевой». От задумчивой печали первой песни, через «воинственный» дуэт к «мирному» квартету, утверждающему обретенное мальчиком счастье, шло развитие образа Вани. Приход врагов разрушал его. Мальчик «взрослел», и у стен посада появлялся не прежний кроткий отрок, но осознающий важность возложенной на него миссии человек. Не мистический «божий посол», как этого хотел Кукольник, но истинный наследник Сусанина, готовый на подвиг.

Мы можем лишь отчасти представить эту сцену. Большая дорога. Справа барский двор (вместо монастыря), слева - глухой лес, занесенный снегом. Ночь. Вьюга. На музыке Allegro стремительно появляется Ваня - Петрова. На ней полушубок, высокая малиновая шапка с меховым отворотом. «Мы помним, какое впечатление производила Петрова, когда, подбегая к запертой двери барского дома, она с нетерпением стучала в нее, восклицая: «Отоприте, отоприте!» - пишет Ростислав. По свидетельству другого современника, в этом возгласе слышались и усталость, и страх, и отчаяние. Обессиленный Ваня поникал у ворот. Он снова и снова взывал к спящим: «Отоприте, отоприте!» Вся сцена строилась на борьбе в сердце Вани страха, нетерпения, надежды, скорби, решимости. Призыв: «Зажигайте огни!» - звучал как боевой клич.

Опубликовано: 5-03-2013, 01:18

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 11 августа
  • 7 июля
  • 8 марта
  • 9 декабря
  • 21 сентября
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту