Кроткая покорность

Категория: Русский оперный театр XIX века

Критик не мог понять и оценить по глинкински целомудренного и сдержанного исполнения песни Вани. Его вкусы тяготели не к правде чувства, а к аффектации. В то же время нужно отметить, что партия Вани до появления сцены у посада не давала полного простора музыкально-сценическому гению артистки, ее «вулканическому», по словам современников, темпераменту. Кроткая покорность, чистота, невинность отроческой души, мечта стать воином - все это Воробьева-Петрова выражала с силой и правдой, только ей свойственными. Но образ Вани оставался незавершенным и к тому же пребывающим преимущественно в сфере печали («заунывность»). Новая сцена расширила и обогатила эмоциональное содержание партии, углубила ее гражданственный характер. В этой сцене Ваня, не утрачивая детской прелести, становился уже не приемным, а духовным сыном Сусанина; и в этом была заслуга не только Глинки, но и артистки.

Переосмысление образа Вани, однако, затруднялось текстом, сочиненным Н. Кукольником. Автор «Руки всевышнего» приблизил образ мальчика к излюбленным персонажам своих драм, по любому поводу разражающимся трескучими монологами. Рецензент «Литературных прибавлений» писал: «Характер Вани совершенно изменен в этой сцене. В прежней опере очень удачно обрисован этот наивный характер; для единства целого и в новом дополнении должно было бы держаться этого основного характера; но теперь «милый птенчик» уже проповедует о себе, что он небесный посол. Эта мысль не в духе века и слишком ярко противоречит предыдущим сценам». Критик «Северной пчелы» заметил: «Вместо кроткого мальчика, он [Ваня] является здесь каким-то витязем, героем вроде Ляпунова и Джулио Романо» - то есть персонажами драмы Кукольника.

Опубликовано: 5-03-2013, 01:18

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 12 мая
  • 6 июля
  • Реформация в Германии
  • 1 апреля
  • 15 сентября
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту