«Костромские леса»

Категория: Русский оперный театр XIX века

В. Одоевский, лучше всех знавший намерения композитора, писал, пользуясь термином самого Глинки: «Должно заметить, что партия Сусанина в первых двух актах, не выходя из русского характера, имеет в себе нечто важное, резко отличающееся от заунывной мелодии Антониды и беззаботных напевов жениха.

Во второй половине нынешнего III действия (сцена столкновения с поляками) впервые раскрывается трагическая сила и мощь характера героя, достигая вершины в IV действии. Следуя замыслу Глинки, Петров последовательно раскрывал образ

Сусанина, не показывая в первых сценах тех глубинных свойств его натуры, которым суждено раскрыться в решающий час его жизни. В отличие от В. Каратыгина, который в роли Сусанина в пьесе Полевого «Костромские леса» появлялся на сцене, зная еще до встречи с поляками о своем провиденциальном назначении- отдать жизнь за Михаила Романова, Сусанин Петрова и Глинки при первом выходе ничем не обнаруживал будущей трагедии. Образ его был показан в развитии. И это явилось великим завоеванием русского музыкального театра, опирающегося на щепкинские принципы.

Партию Сусанина Петров проходил с Глинкой и потому все оттенки вокального и сценического исполнения отвечали намерениям композитора. Сусанин - Петров, как того хотел Глинка, был личностью значительной, крупной. Но Глинка требовал для Сусанина простоты (эти слова обращены к Розену, но мы можем распространить мысль композитора и на актера). Сочетание внутренней значительности с высокой простотой определяло трактовку партии Сусанина Петровым. Его исполнение было свободно от жанровых или бытовых красок.

Опубликовано: 5-03-2013, 00:48

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 4 сентября
  • 2 марта
  • Развитие русской культуры в первой половине XIX в.
  • 1 июня
  • Русская культура во второй половине XIX — начале XX в.
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту