23 декабря

Категория: Декабрь

23 декабряВ 1953 году в этот день завершился судебный процесс над Лаврентием Берией и его сообщниками. Специальное судебное присутствие Верховного Суда СССР под председательством маршала Конева приговорило Берию, а также Меркулова, Деканозова, Кобулова, Гоглидзе, Мешика и Влодзимирского к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией лично им принадлежащего имущества, лишением воинских званий и наград.
Следствие длилось полгода. Документы, свидетельские показания, протоколы допросов составили девятнадцать томов. Берия вел себя вызывающе, признавался только в тех преступлениях, которые прокуратуре удалось установить и подкрепить неопровержимыми уликами.
Наконец Берии предложили ознакомиться с обвинительным заключением.
Когда государственный обвинитель Руденко приступил к чтению объемистого, страниц на сто, документа, Берия заткнул уши. Прокурор потребовал объяснений. «Меня арестовали какие-то случайные люди... Я хочу, чтобы меня выслушали члены правительства», - заявил Лаврентий Павлович. «Вас арестовали согласно решению правительства, и вы это знаете. Мы заставим вас выслушать обвинительное заключение», - ответил на это Руденко.
Берию отвели в камеру и перестали кормить. Лишь день выдержал без пищи несгибаемый сталинский нарком, потом запросил обед и смиренно выслушал обвинительное заключение.
По свидетельству адмирала Исакова, «приговоренный к смерти, в ожидании казни, он только и делал, что дубасил в дверь камеры, причитая: «Мне бабу!.. Бабу!..»
Казнили Берию в бункере штаба Московского военного округа. С него сняли гимнастерку, оставив белую нательную рубаху, скрутили веревкой сзади руки и привязали к крюку, вбитому в деревянный щит. Этот щит предохранял присутствующих от рикошета пули. Прокурор Руденко зачитал приговор.
«Разрешите мне сказать...», - вдруг начал конючить бывший маршал.
«Ты уже все сказал», - отрезал Руденко и, повернувшись к военным, распорядился: «Заткните ему рот полотенцем». Когда приказ был выполнен, прозвучал выстрел. Приговор привел в исполнение генерал Павел Батицкий. Пуля угодила Берии в середину лба. Тело повисло на веревках.
Казнь свершилась в присутствии маршала Конева и тех военных, которые арестовывали и охраняли Берию. Подозвали врача. "Что его осматривать,- сказал врач, - он готов. Я его знаю, он давно сгнил, еще в сорок третьем болел сифилисом".
Тело Берии завернули в холстину и отправили в крематорий. Туда же отвезли тела казненных в тот же день на Лубянке шестерых его подручных.
Вскоре получили распространение частушки:
Лаврентий Палыч Берия
Не оправдал доверия --
Осталися от Берии
Лишь только пух да перия.
Цветет в Тбилиси алыча
Не для Лаврентий Палыча,
А для Климент Ефремыча
И Вячеслав Михалыча…


В такой же день 1721 года Сенат и Синод признали-таки за женой Петра Великого Екатериной Алексеевной титул императрицы - спустя 9 лет после официального бракосочетания венценосной четы. Событие необычайное для России - до этого короновали только жену самозванца Дмитрия Марину Мнишек. Для торжественной церемонии коронования Екатерины изготовили первую корону европейского образца, превосходившую великолепием корону самого царя.

В 1812 году в Вильно состоялась встреча Александра I и Михаила Кутузова. Позиции императора и полководца по поводу войны с Наполеоном не совпадали. Александр пожаловал Кутузову орден Святого Георгия I степени, но вместе с тем высказал недовольство тем, что командующий не уничтожил до конца неприятельскую армию у Березины. Кутузов же говорил, что свою цель видел в том, чтобы освободить Россию с наименьшими потерями. "Я не дам и одного русского солдата за десять неприятельских", - заявил он.
Именно здесь, в Вильно, Александру захотелось стать "освободителем Европы"; он задумал продолжить кампанию за пределами страны, тогда как Кутузов считал задачу русской армии выполненной. "Зачем, - возражал он, - проливать русскую кровь ради освобождения Европы? Пусть она сама себя спасает... И потом: падение Наполеона будет более выгодно Англии, нежели России", - тщетно пытался убедить царя великий полководец.

23 декабря 1917 года Сергей Рахманинов с семьей выехал на гастроли в Стокгольм.
Рассчитывая на скорое возвращение, Рахманиновы взяли с собой самое необходимое. Из нот композитор захватил лишь партитуру "Золотого петушка" Римского-Корсакова, а из рукописей - неоконченную оперу "Монна Ванна" и три небольшие фортепьянные пьесы. Провожала Рахманиновых только племянница, да Федор Шаляпин прислал на дорогу банку икры и каравай белого хлеба с кратким напутствием: "До скорой встречи в Москве". Но из концертного турне по Швеции и Норвегии Сергей Васильевич не вернулся. Получив предложение о долгосрочных контрактах от американских концертных бюро и музыкальных обществ, маэстро решил остаться в Соединенных Штатах.
В созданных им в эти годы произведениях тема родины переплеталась с мотивом трагического одиночества композитора, оторванного от родной почвы. Живя за рубежом, Рахманинов оставался русским художником и патриотом. В 1941–42 годах он выступал с концертами, сборы от которых передавал в помощь Красной Армии. В 1943 году его не стало. Сергей Рахманинов и по сей день остается одним из самых почитаемых русских композиторов-классиков и в родном Отечестве, и за его пределами.

23 декабря 1777 года в российской императорской семье произошло счастливое событие: супруга цесаревича Павла – великая княгиня Мария Федоровна – родила первенца Александра, будущего императора Александра Первого.
Старший и любимый внук императрицы Екатерины Второй, Александр взошел на престол в результате заговора, повлекшего за собой убийство его отца – императора Павла. Чувство вины за это преступление наложило неизгладимый отпечаток на всю его дальнейшую жизнь и царствование.
«Дней Александровых прекрасное начало…», ознаменованное крупными государственными преобразованиями, завершилось консервативной политикой, разочаровавшей просвещенную часть русского общества и спровоцировавшей печально известное восстание декабристов, вспыхнувшее сразу после смерти императора.

В 1931 году в Москве родился замечательный актер театра и кино Лев Дуров.
Кого только он не играл! Одно время специализировался на эпизодических ролях милиционеров — вспомните «Я шагаю по Москве» и «Большую перемену». Органика у него была потрясающая, казалось, этот милиционер действительно только что вышел из реального райотдела. Позднее советский блюститель порядка получил заметное повышение — стал французским капитаном королевских мушкетеров де Тревилем в сериале «Д’Артаньян и три мушкетера». «А сколько лет вам, сударь?» — строго спрашивал Дуров — де Тревиль юного гасконца. «Восемнадцать!» — бодро отвечал Михаил Боярский, которому было под тридцать.
Де Тревиля зрители заметили и отметили, но к тому времени Дуров был и так уже знаменит ролью провокатора Клауса в сериале «Семнадцать мгновений весны». В двенадцати сериях у артиста, по сути, только одна сцена (правда, большая), но характер маленького Клауса, научившегося играючи предавать всех и вся направо и налево, мстить тем самым за свое несовершенство да еще наживаться на этом, с блеском удался. До сих пор перед глазами стоит, как он улыбается, как говорит о рыбных консервах, как размахивает ножичком для разрезания бумаги. Клаус был настолько мило и одновременно страшно подл, что никто из зрителей не решился осудить нашего Штирлица, хладнокровно застрелившего нехорошего человечка.
Кстати, сцену убийства Клауса должны были снимать в Германии, а снимали в Подмосковье. Дело в том, что до этого Дуров за границей не был, и прежде чем получить разрешение на выезд в составе съемочной группы ему предстояло выдержать небольшой экзамен перед партийной комиссией, собранной из разного рода старых большевиков и активистов, – такие были времена. Вопросы молодому актеру задавали самые глупые. Когда спросили, как выглядит флаг Советского Союза, Дуров не выдержал: "Череп и кости!". «А можете ли назвать столицы союзных республик?» «Конечно!» - вошел в раж артист и принялся перечислять города: Воркута, Череповец, Магадан, Кострома… Экзаменаторы юмора не оценили, и поездку за рубеж Дурову «зарубили». В итоге Штирлиц застрелил Клауса в подмосковном лесу.

Сегодня отмечает день рождения актриса театра и кино Наталья Фатеева. Наверняка многие помнят ее Зою в фильме «Три плюс два», Людмилу из «Джентельменов удачи», Ирину Соболевскую из «Места встречи изменить нельзя»…
Она родилась в Харькове. В 1953 году поступила во ВГИК. Была замужем за режиссером Владимиром Басовым и космонавтом Борисом Егоровым. Но оба брака сложились неудачно. Сейчас живет в Москве с дочерью. Сын — Владимир Басов-младший еще мальчиком снялся в фантастической ленте «Москва-Кассиопея». Теперь снимает фильмы сам.
«Главной отличительной особенностью Натальи Фатеевой всегда была ее красота, - говорится в книге с красноречивым названием «Секс-символы России». - Даже сейчас, когда Фатеева далеко не девушка, выглядит она прекрасно. Каким образом ей удается этого достигать? Сама она объясняет это следующим: «Секреты очень простые: я слежу за собой всю жизнь. Не ем мяса, практически не употребляю спиртного (изредка стаканчик красного вина не в счет), не курю... В юности занималась легкой атлетикой, долгие годы бегала, плавала, ходила на лыжах. Сейчас вот посещаю бассейн, делаю по утрам гимнастику по системе йогов. Кроме того, слежу за лицом: регулярно делаю массаж, пользуюсь хорошими кремами… И несмотря на все передряги жизни, всегда исповедую философию действенного добра и оптимизма».

Понравилась тема? Посмотрите эти материалы:
  • 7 декабря
  • 16 сентября
  • 30 июля
  • 8 декабря
  • 24 июня
  • История

    Этот день в истории

    Поиск по сайту